Погода и вода t° КРЫМ, КАВКАЗ

Мы ВКОНТАКТЕ поддержите нас

 
 
 
 

«Русские Колумбы»

   Несмотря на то, что я всегда любил историю, тяготея к ней, как к самой таинственной и одновременно насущной из наук, ведь она призрачное отражение нашей цивилизации и всех наук в целом, не смог сходу припомнить больше пары-тройки отечественных мореплавателей. Конечно, маринистика и картография не моя страсть, но стало как-то не по себе. Да что там – стыдно!

   Стыдно от того, что прикрученное намертво к нашему сознанию имя Христофора Колумба стало нарицательным, поскольку он открыл именно Америку, и имена российских первопроходцев чуть ли не канули в бытие, утонув в прахе пыльных архивов российских библиотек и музеев.  Многие ли из читателей не смогут укорить себя в том же – сомневаюсь. И ведь сам Колумб, как известно, ни в чём не виноват, а вот держатели американского национального бренда постарались на славу - фильмы, книги, пьесы, памятники, названия улиц и штатов. И всё это насаждалось повсеместно. На фоне достопочтенного Христофора из Генуи померкли даже такие известнейшие путешественники, как Фернандо Магеллан и Джеймс Кук. Что там их проливы к Тихому океану и пресловутые кругосветки – Америка же открыта не ими! А о наших первооткрывателях и вспоминать не пристало. Мы решили на страницах журнала исправить это недоразумение, и в разделе «история и география» нашего сайта публиковать сведения о самоотверженных людях, подаривших нам ценой собственных жизней, лишений и непосильного труда самую большую страну на планете. И оказавших немало бесценных услуг другим странам в области картографии, навигации, этнографии, и повлиявших на развитие ещё многих и многих мировых наук в целом.

   И начать нужно не с Никитина, Дежнёва или Пржевальского (хотя о них, безусловно, есть что сказать, и мы обязательно дойдём до этих фамилий), а с тех, чьи подвиги даже мельком не попадают в современные учебники. С тех, чьи имена даже ответственный старшеклассник или студент ист.фака не назовёт невзначай, не почитав специальной литературы.

    Для современной молодёжи, в век авиации и железнодорожного транспорта, такие события, как пеший или морской поход в другую страну подвигом не кажутся и слух не задевают. А теперь представьте, что все путешествия, сухопутные и морские, были смертельной лотереей, где человек надеялся лишь на себя, своих товарищей и волю судьбы. Ведь происходили они при полном отсутствии средств коммуникаций, медикаментов, консервов, современного оружия и навигационного оборудования. Люди шли в неизвестность и проводили годы в незнакомой местности, среди враждебных полудиких племён и хищных животных.

Иван Петлин.

   Побывал в Китае вместе с отрядом, по разным данным из дюжины человек, имена двух из которых также известны – Петунька Киселёв и Андрей Мундов. Поход состоялся в 1618-1619 годах из Тобольска (сами путешественники были казацкого рода, происхождением из Томска). В походе и большей частью по прибытии на родину сделал письменное описание своего путешествия. Петлин был назначен руководителем похода по причине большой грамотности. Он знал несколько языков, имел должность учителя, и опыт зарубежных поездок. Он составил карты рек, пройденных дорог, виденных мест и встреченных народов. Путь их экспедиции лежал через Саяны, Абаканский Хребет, Туву, Монголию, бассейн реки Енисея и истоки реки Обь, Хангайский хребет и пустыню Гоби. Отряду удалось дойти до Пекина и через представителей императорской династии получить от императора Чжу Ицзюня грамоту. Официальный документ обеспечивал экспедиции беспрепятственный обратный проход, а также в ней говорилось об установлении торговых отношений с русскими землями в дальнейшем. По возвращении грамота долгое время хранилась при дворе без надобности, так как переводчиков с письменного китайского попросту не было. Да и государство было занято войнами с Поляками и Османами.

   Имя казака Ивана Петлина, жившего при Михаиле Фёдоровиче, первом царе из рода Романовых, неоднозначно упоминается различными историками. Так Николай Карамзин проводил сравнительный анализ записей и отчётов этого путешественника, подготовленных им для воеводы князя С. Куракина и государя, с записями его предшественников, и уверял, что Петлин списал у них большую часть подчистую. Одновременно с этим русский историк и академик  немецкого происхождения Эбергард Фишер утверждал, что в письменных работах Ивана Петлина есть немало новшеств, не встречавшихся ранее в литературе того времени. Многое тогда утверждалось напрасно или ошибочно принималось на веру. Так путаницу вносили мелочи, ставшие известными лишь в наше время. Например, тогда китайский император Чжу Ицзюнь правил под псевдонимом-девизом «Ваньли». А Иван Петлин и члены его отряда думали, что в Китае правит женщина и именно она велела им выдать грамоту. Лично они императора не видели, так как не знали о китайской традиции дарить дорогие подарки при дворе и не были подготовлены.

   В наше время доподлинно известно, что в год экспедиции правил именно Ваньли.  Кроме того, отряду Петлина действительно удалось найти истоки реки Обь и нанести их на карту, отразив в своей походной «Росписи» (отчёте). А также привезти грамоту, до сих пор хранящуюся  в Московском архиве. Именно этот документ дал жизнь крылатой фразе «китайская грамота». Будучи долгое время не переведенным, он раскрыл свой секрет только через пол века, когда Николай Спафарий был назначен новым послом в Китай и проявил интерес к бумагам предшественников. Копии отчётов Петлина были украдены из Посольcкого приказа англичанами, и использовались в нуждах многих европейских государств наравне с записями о Китае знаменитого путешественника Марко Поло.

   Иван Петлин был не единственным русским путешественником в Азию и на край нашего континента. О них мы расскажем в следующих статьях.

М. Паршин /mirozor.ru/