Погода и вода t° КРЫМ, КАВКАЗ

Мы ВКОНТАКТЕ поддержите нас

 
 
 
 

«Из истории русской семейной жизни»

 

   О чём говорило телосложение девушку на выданье? В нашем понимании можно было бы назвать эти взгляды стереотипными, но тогда признаки женщины «в теле» действительно говорили о многом. Фастфуда, как вы понимаете, тогда на Руси не было, умеренная полнота считалась признаком хорошего питания и здорового образа жизни. Хорошо питаться могли себе позволить люди с достатком, что было предпосылкой к продолжению рода и заодно возможностью породниться с девушкой из богатой семьи. Такие женщины потенциально могли рожать более здоровых детей, а это было особенно важно для семьи жениха. Девушка, не будучи худосочной и чахлой, легче переносила тяжёлые времена – ведь войны и набеги случались тогда часто, как и неурожаи. Да и зимнее время года, как правило, было более тяжёлым ввиду сложности  рационального питания.

   Не котировались у переборчивых сватов девушки с крупными родинками, тем более на лице. Для женщин также не допускались шрамы и увечья. Такие невесты не могли рассчитывать на серьёзную партию, особенно если их родители не были достаточно богаты. Правда частот такие вкусы и мода на здоровую красоту становились обоюдоострым оружием. Если девушка не хотела замуж за определённого человека, а её сватали насильно, она могла в качестве последнего аргумента сымитировать болезнь, специально похудеть, или нанести шрам. В некоторых случаях девушку могли специально испортить завистники или ревнивцы. Причинение болезни в знатных родах было способом конкурентной борьбы. Например, подсыпав невесте незаметно не смертельный яд, и вызвав у неё отравление накануне сватовства, от неё могли напрочь отвернуть интерес сватов, и таким образом расстроить свадьбу. Знатные представители жениха, узнав о таком факте, делали вывод о сокрытии от них правды, и могли отправить в ссылку всю семью вместе с невестой.

   Суровы были и нравы внутри семьи. Из родительского дома девица, достигнув половозрелого возраста, не выходила без сопровождения прислуги или родителей. А для замужних женщин любой выход в свет требовал согласия мужа. Разрешение получали даже для самостоятельного посещения церкви в праздник или похода на базар. Но обычно и в таких случаях к жене муж приставлял прислугу в качестве охраны. И даже несмотря на то, что женщина обычно перемещалась в закрытом экипаже или в карете, она была при полном параде, густо накрасившись по обычаям времени, разодевшись.

   За прелюбодеяние и супружескую измену в разные времена следовали разные наказания. От публичного битья до вечной ссылки в монастырь. Нередко выпускался своеобразный свод правил, которые давали рекомендации в наказаниях и поощрениях. Так согласно правилам сначала было предусмотрено прилюдное наказание морально оступившейся женщины, а примерно с конца 16 века правила рекомендовали чинить наказание по-домашнему и без свидетелей. При этом женщину следовало бить плёткой или кнутом, но запрещалось причинять тяжкие увечья с трактовкой возможных последствий при битье твёрдыми предметами или руками по различным частям тела.

      Критерии поведения для мужчин были несколько мягче. Так разовая измена не считалась грехом, и расценивалась как обыденность. Такие случаи называли блудом. Грехом могли посчитать длительную связь на стороне. Отягощающим последствие при этом было рождение внебрачных детей. Правда, мужчина мог вполне отделаться крупным подношением в пользу церкви. В то же время простившего блуд жены мужа, о котором узнали посторонние, могли предать наказанию за «слабовольность» и «всепрощение». Женщину после наказания отправляли в своеобразный церковный карцер, на хлеб и воду, где она проводила время в молитвах. Если муж после этого принимал её, ему следовало наказать жену вторично. Только после этого ей разрешалось вернуться домой на полных правах.

Официальным поводом для развода могло служить взаимное согласие супругов, но при этом один из них даже без факта измены должен был добровольно отправиться монастырь. Если это был мужчина, ему разрешалось стать священником, даже если он до этого был беспробудным пьяницей. Также просить развода можно было в случае измены, совершённой при свидетелях. Для женщин одно время действовало правило, согласно которому она могла обвинить мужа в клевете на себя, даже не приводя особых доказательств. Правда таким поводом пользовались редко, так как мужчин достаточно боялись и почитали. Достаточным для развода могло быть и длительное отсутствие одного из супругов, если его место нахождения при этом не было известно. После оглашения развода девушку в жёны мог взять родной брат или даже отец бывшего супруга.

   Интересно, что жёнам в знатных семьях разрешали при муже поцеловать знатного гостя и выпить с ним немного крепкого напитка. Если такое позволял князь или граф, отказаться было сродни личной обиде.

   Церковь и общество уважали вдов, потерявших кормильца, и относились к ним с почтением. Они имели право управлять имуществом и быть главой семьи самостоятельно. Вышедшая повторно замуж женщина вновь становилась зависимой от мужа. В те времена дозволялось иметь до трёх браков, особенно, если они были расторгнуты по всем правилам и церковным канонам. Четвертый считался смертным грехом и был наказуем.

М. Паршин /mirozor.ru/