Погода и вода t° КРЫМ, КАВКАЗ

Мы ВКОНТАКТЕ поддержите нас

 
 
 
 

«Как живётся в Венеции»

   Ха! – скажете вы, Венеция, как же, знаю, каналы, Италия, Адриатика! – Всё?! Пожалуй, да. Что-то там ещё теплится на задворках памяти о картинах и культуре, или о художниках, или о…?. Обрывки мыслей и немного киношного налёта. Советские фильмы об этом месте, к слову, снимали вообще не в Венеции. А современные блокбастеры брали лишь общие планы, сооружая всё необходимое на голливудских подмостках. Так что же мы знаем о Венеции, а особенно о венецианцах? И об их подлинной жизни в этом исключительном городе-государстве? Да, кстати это в прошлом именно государство, создавшее себя, использовав мощный базис сотни торговых гильдий. Ему пришлось подчиниться воле властителей и их армий, но раньше Венеция была свободной.  Совсем немного истории и перейдём к интервью с коренным венецианцем.

   Само место расположения города в мелководной лагуне является мировым наследием. Всего здесь находится более 110 небольших островков, которые и составляют значительную часть этого удивительного города. Некоторое количество зданий и сооружений составляют материковую часть Венеции – г. Местре. Именно в этом месте происходит сухопутная связь островного города с сушей. Город Венеция является центром одноимённой провинции в одноименной же области – вот так всё сложно у итальянцев. Всего область насчитывает до 5 млн. человек. Но если говорить о городе с окраинами, то это примерно 250 тыс. населения. А ещё здесь более 400 мостов и мосточков, которые соединяют узкие улочки с тёмными тупичками и дощатыми тротуарами. Твёрдой земли дефицит тут полнейший.

   Внешний облик современного города сложился ещё лет пятьсот назад, в 15 веке. Большинство зданий и улочек имеют характерный для того времени колорит. Разумеется,  такое островное поселение сложилось не просто так, а по купеческой необходимости защищать свои товары и богатства ещё в средние века. Турки-османы оказали подавляющее влияние на расцвет городской торговли, а в конце 19 века Венеция стала итальянской и является таковой до сих пор. Про те славные дни, здесь располагалось  суверенное и богатое государство как-нибудь в другой раз.  Добавим лишь, что во все времена из средиземноморья и дальних стран сюда стекались флотилии и капиталы, здесь селились художники и музыканты, проводились пышные карнавалы и торговые аукционы.

Интервью.

   АКРИСИО АЛЬБОНЕ, 55 лет, скульптор, художник. Коренной венецианец.

   Открою вам тайну, я давно не живу в Венеции постоянно. Это удивительное и странное место. Оно не для всех. Нет, я жил тут, и даже работал какое-то время. Сейчас мы с женой живём в двух часах езды отсюда, я работаю в администрации соседней провинции. А иногда заезжаем встретиться с друзьями здесь, чтобы пообщаться. У меня есть, где остановиться, здесь у меня маленькая недвижимость. Не буду слишком скромничать, моя прабабка была знатного венецианского рода, да и дед не беден - это их наследство. Я же жил в Европе и немного в штатах. Вернулся на родину - к старости потянуло обратно. Но в Венеции жить не хочу. Это теперь чисто туристический город. Каждый год более 20 млн. Человек, представляете? Да, здесь вообще мало коренных жителей, процентов 30 наверное. Даже из стариков мало кто остался.

   Вы, наверное, спросите про гондольеров и их знаменитые лодки – это всё шоу для приезжих. И обслуживают их сплошь приезжие из маленьких окрестных городков. Кстати, настоящая венецианская лодка короче гондолы в два раза, и называется сандалетто. Она гораздо удобней. А нынешние гондольеры сродни мафии. Некоторые считают, что они связаны с настоящей мафией. Ну, уж это не знаю. Но то, что их организация весьма своеобразна – это точно. Вы знаете, что лицензия лодочника здесь выдаётся администрацией строго по счёту – не более 425 человек в год могут одновременно управлять лодками для туристов. И вот такая бумага передаётся в семьях по наследству. Если вы захотите её купить, попросят не меньше чем 150-200 тысяч евро. И то вряд ли – они и так хорошо зарабатывают. Местные их недолюбливают, и сами пользуются речными трамвайчиками – вапоретто. Это дешёвый муниципальный транспорт.

 Здесь всё для туриста и ради него. Даже голубей с центральной площади Сан-Марко не разрешают прогонять, так как они – визитная карточка этой площади. Там уже не понятно кого больше – птиц, или людей. Хотя мусорят и те и другие. Кафе и магазины ориентированы на приезжих из разных стран, цены взвинчены втридорога. Местным не по карману здесь питаться. Живут в основном те, у кого связанный с туризмом и обслуживанием бизнес. А остальные конфликтуют с властями, требуя запретить поток иностранцев.

    Я так полюбил путешествовать, как и мои предки. Ведь все здешние жители когда-то были торговцами – их капиталы нажиты ещё со времён открытия Вест-Индии. Мы здесь всё реже бываем, и я наслаждаюсь жизнью на суше, где много зелени, цветов и всегда свежий воздух. Вы же наверняка знаете, что каналы внутри города часто пахнут затхлой водой, и здесь почти нет деревьев. Зато есть комары и толпы людей. Это раньше Венеция оправдывала своё расположение, как город-крепость. Но теперь нас это не спасает. Я иногда бываю здесь зимой, когда по вечерам почти нет туристов. Моя квартира сейчас занята моими детьми, но и они не хотят тут задерживаться. Так что вы вполне можете её снять на время, чтобы ознакомиться с достопримечательностями подробно (смеётся).

М. Паршин /mirozor.ru/

#венеция #гондола #сан_марко #каналы

#италия #туризм #путешествия #острова

Предыдущая запись

«Как живётся аборигену»